Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Год бушующей эпидемии, страшный 2020 год

http://www.demoscope.ru/weekly/2020/0845/barom01.php
По оценкам ООН 2019 года, в настоящее время ежегодно в целом по миру умирает около 58 миллионов человек.
мирное, счастливое время.

а теперь - год 2020, пандемия, короноврус, кровь, кишки, расчлененка!
по данным сайта https://www.worldometers.info/ умерло.... барабанная дробь ... 55,2 миллиона

УПС

конечно, еще не конец года. еще 3 недели. но как так-то???

Хроники пандемии. Мы все умрем! (но не сейчас)

Согласно данным Росстата, которые ведомство обнародовало в пятницу, 10 июля, в 2020 году за первые пять месяцев в России умер 783 781 человек, а за тот же период предыдущего года — 781 266. За год показатель вырос на 0,3%.

это всё, что нужно знать про бушующую эпидемию

Дихотомия: экономика и эпидемия

- Эпидемия - это ужас, если ничего не делать, мы все умрем, для спасения можно предпринимать любые потребные меры, ничего не может быть слишком, все силы на борьбу с вирусом.
- А экономика?
- Что экономика, как упала так и встанет.

- Экономика рухнула, такого падения не было никогда, все горизонтальные связи оборвутся, производства банкротятся, сотни миллионов безработных, девальвация, беспросветная нищета, суициды.
- А эпидемия?
- Что эпидемия, вакцину сделают или население постепенно иммунизируется.

Святой карантин и коварный коронавирус

если правда, что в Китае снова вирус и новый карантин

СМИ узнали о новой вспышке COVID-19 в КНР и карантине для 100 млн граждан
https://www.ntv.ru/novosti/2341203/

Это такой перпетуум, но не мобиле, а наоборот

Появились больные - > cели в жесткий карантин - > новых больных нет -> сняли карантин - > появились больные - > cели в жесткий карантин - > новых больных нет -> сняли карантин - > появились больные...

эта музыка будет вечной

Новости ужасной экспоненты из Швеции



Мы всем миром сели в карантин из-за ужасной экспоненты, все это помнят?
Ужасная экспонента могла убить все население земного шара, если ее не остановить. Дважды.

Но несколько стран не сели в карантин. Одна из них - Швеция.

Значит, в Швеции экспонента бушует. Без карантина-то.
Ниже графики, подтверждающие это:

Число заболевших:



Хм. Нет экспоненты. Может, плохо тестируют.

Тогда - число заболевших, требующих интенсивной терапии:



И снова нет экспоненты. Странно.

Тогда, количество умерших в день:



Нет экспоненты.

Может, кто-то из апологетов экспоненты сможет объяснить, почему?

Данные взяты отсюда:
https://experience.arcgis.com/experience/09f821667ce64bf7be6f9f87457ed9aa
Это Folkhälsomyndigheten - шведское государственное агенство, ответственное за общественное здравоохранение.
Не надо опровергать графики и цифры данными, взятыми со всяких "коронвирус.монитор.ком", "мывсеумрем.ру" и так далее. Ни у кого не может быть более точных данных, чем у государственной шведской организации, перед которой ежедневно отчитываются все больницы.
Я лично не очень симпатизирую этой стране, но уверен - статистика там собирается достаточно точно и вероятность того, что "власти скрывают", пониже, чем в таких странах, как Белоруссия или Китай.

А ответа все нет и нет

https://vaccine.wiki/blog-open-letter-bhakdi-to-merkel/

Открытое письмо профессора Сучарита Бхакди Канцлеру Германии Ангеле Меркель по поводу COVID-19
Автор: профессор, др. мед. Сучарит Бхакди
Кому: Федеральному канцлеру др. Ангеле Меркель
Киль, 26 марта 2020 г.
Оригинал

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Уважаемая Канцлер,

Будучи заслуженным (профессором) в Университете Йоханнеса-Гутенберга в Майнце и долгое время руководителем Института медицинской микробиологии и гигиены, я чувствую себя обязанным критически поставить под вопрос далеко идущие ограничения в общественной жизни, которые мы в настоящее время принимаем на себя, чтобы уменьшить распространение вируса COVID-19.

Я не намерен преуменьшать опасность вируса или распространять политическое послание. Однако я считаю своим долгом внести научный вклад в представление текущих данных и фактов в перспективе и, в дополнение, задать вопросы, которые могут потеряться в ходе жарких дебатов.

Причина моей обеспокоенности заключается, прежде всего, в действительно непредсказуемых социально-экономических последствиях радикальных мер сдерживания, которые в настоящее время применяются в значительной части Европы и которые также широко применяются в Германии.

Я хочу критически обсудить, с требуемой предусмотрительностью, преимущества и недостатки ограничений общественной жизни и вытекающих отсюда долгосрочных последствий.

С этой целью я вижу пять вопросов, на которые до сих пор не было получено удовлетворительных ответов, необходимых для сбалансированного анализа.

Я хотел бы попросить вас прокомментировать быстро и, в то же время, обратиться к федеральному правительству с просьбой разработать стратегии, которые эффективно защищают группы риска, не ограничивая общественную жизнь по всем направлениям, и не сеют семена ещё более интенсивной поляризации общества, чем это уже происходит.

С величайшим уважением,
Проф., др мед. Сучарит Бхакди

1. Статистика

В науке об инфекциях, основанной самим Робертом Кохом, традиционно проводится различие между заражением и болезнью. Болезнь требует клинического проявления. [1] Поэтому в качестве новых случаев в статистику следует включать только пациентов с такими симптомами, как жар или кашель.

Другими словами, новое заражение, измеренное с помощью теста COVID-19, не обязательно означает, что мы имеем дело с новым больным пациентом, которому нужна больничная койка. Однако в настоящее время предполагается, что пять процентов всех инфицированных людей тяжело болеют и нуждаются в вентиляции лёгких. Прогнозы, основанные на этой оценке, предполагают, что система здравоохранения может быть перегружена.

Мой вопрос: Учитывают ли прогнозы различие между инфицированными людьми без симптомов и реальными больными пациентами, то есть людьми, у которых развиваются симптомы?

2. Опасность

Ряд коронавирусов циркулирует в течение длительного времени в основном незамеченным в СМИ. [2] Если окажется, что вирусу COVID-19 не следует приписывать значительно более высокий потенциал риска, чем уже циркулирующим короннавирусам, все контрмеры, очевидно, станут ненужными.

Всемирно признанный «International Journal of Antimicrobial Agents» скоро опубликует статью, посвященную именно этому вопросу. Предварительные результаты исследования уже можно увидеть сегодня и позволяют сделать вывод, что новый вирус НЕ отличается от традиционных коронавирусов с точки зрения опасности. Авторы выражают это в названии своей статьи «SARS-CoV-2: Страх против данных». [3]

Мой вопрос: Как текущая нагрузка отделений интенсивной терапии с пациентами с диагнозом COVID-19 отличается от других коронавирусных инфекций и в какой степени эти данные будут учитываться при дальнейшем принятии решений федеральным правительством? Кроме того: Учтено ли вышеупомянутое исследование при планировании? Здесь, конечно, «диагноз» означает, что вирус играет решающую роль в состоянии болезни пациента, а не его предыдущие болезни.

3. Распространение

Согласно сообщению в Süddeutsche Zeitung, даже широко цитируемый Институт Роберта Коха не знает точно, сколько человек тестируется на COVID-19. Однако фактом является то, что в последнее время в Германии наблюдается быстрый рост числа случаев заболевания по мере увеличения объема тестов. [4]

Поэтому разумно предположить, что вирус уже незаметно распространился среди здорового населения. Это будет иметь два последствия: во-первых, это будет означать, что официальный уровень смертности – на 26.03.2020 г. зарегистрировано 206 смертей из примерно 37 300 инфицированных, или 0,55 процента [5] – слишком завышен; и во-вторых, это будет означать, что вряд ли удастся предотвратить распространение вируса среди здорового населения.

Мой вопрос: Производилась ли уже случайная выборка здорового населения для подтверждения реального распространения вируса или это планируется в ближайшем будущем?

4. Смертность

Страх роста смертности в Германии (в текущий момент 0,55%) в настоящее время является предметом особого внимания СМИ. Многие люди обеспокоены тем, что это может произойти, как в Италии (10%) и Испании (7%), если меры не будут предприняты вовремя.

В то же время во всем мире совершается ошибка, сообщается о случаях смерти от вируса, как только выясняется, что вирус присутствовал на момент смерти, независимо от других факторов. Это нарушает основной принцип инфекционной науки: только когда определено, что агент сыграл значительную роль в заболевании или смерти, может быть поставлен диагноз. Ассоциация научных медицинских обществ Германии прямо пишет в своих руководящих принципах: «В дополнение к причине смерти в свидетельстве о смерти должна быть представлена цепочка причин из трёх звеньев. Иногда также должна быть указана четвёртая причина в цепочке.» [6]

В настоящее время нет официальной информации о том, проводились ли, хотя бы ретроспективно, более критичные анализы медицинских карт, чтобы определить, сколько смертей было вызвано вирусом.

Мой вопрос: Германия просто следует тенденции всеобщей подозрительности по отношению к COVID-19? И намеревается ли она продолжать эту классификацию некритично, как в других странах? Как же тогда провести различие между подлинной смертью от коронавируса и случайным наличием вируса во время смерти?

5. Сопоставимость

Страшная ситуация в Италии постоянно используется в качестве эталонного сценария. Однако истинная роль вируса в этой стране совершенно неясна по многим причинам – не только потому, что здесь также актуальны вопросы 3 и 4, но и потому, что существуют исключительные внешние факторы, которые делают эти регионы особенно уязвимыми.

Одним из этих факторов является увеличение загрязнения воздуха на севере Италии. По оценкам ВОЗ, эта ситуация, даже без вируса, привела к более чем 8000 дополнительных смертей в год в 2006 году только в 13 крупнейших городах Италии. [7] С тех пор ситуация существенно не изменилась. [8] Наконец, также было показано, что загрязнение воздуха значительно увеличивает риск вирусных заболеваний легких у очень молодых и пожилых людей. [9]

Более того, 27,4% особо уязвимых людей в этой стране живут с молодежью, а в Испании – 33,5%. В Германии этот показатель составляет всего 7% [10]. Кроме того, по словам профессора д-ра Рейнхарда Буссе, руководителя департамента управления здравоохранением в TU Berlin, Германия значительно лучше, чем Италия, с точки зрения отделений интенсивной терапии – в 2,5 раза [11].

Мой вопрос: Какие усилия предпринимаются для того, чтобы население осознало эти элементарные различия и чтобы люди поняли, что такие сценарии, как в Италии или Испании, здесь нереалистичны?